marchenk: (Default)
     Единственная фотография моего научного руководителя - философа Фёдора Васильевича Цанн-Кай-Си - в Сети. Текстов нет. Есть отчет с последней конференции, которую организовала кафедра: «Природа человека и гуманизм: антропологическое измерение техногенной цивилизации» (Владимир, ВГПУ, 28 – 29 сентября 2007 г.)
      "...философы-гуманисты стремятся к тому, чтобы с помощью трезвого, критического мышления, на основе научной рациональности и уважения к фундаментальным человеческим ценностям осмыслить ситуацию, отыскать реальные возможности сохранения и поддержания достойных условий человеческого существования, их дальнейшего улучшения.
      Свою задачу учёные-гуманисты видят в том, чтобы удержать гуманистические ценности в культуре, противостоять разрушительным силам нигилизма, апатии и пессимизма, лёгкой добычей которых становятся пугливые, индифферентные к гражданскому долгу, замкнутые в себе или в своих теоретических абстракциях умы.
      Утверждать, что общечеловеческие ценности утратили свою регулятивную и ориентационную функцию – значит потерять общую для всех и каждого социальную и антропологическую онтологию, быть захваченным безграничным релятивизмом, вступать в область социальной атомизации и хаоса, а если говорить конкретнее – в социальную рознь, чреватую дискриминацией и уничтожением человека человеком по классовому, этническому, половому, религиозному, партийному, мировоззренческому или иным отличительным признакам".
      Даже голос его за этими строчками слышу :) Тамыж-Ерд воистину forever. Мне повезло.
marchenk: (Default)
     Все чаще стал натыкаться на доморощенную критику понятия "тоталитаризм": мол, стерты его значения частотой употребления всуе (черная метка конкуренту, красная карточка, выводящая за пределы поля неудобных); оно выродилось в пропагандистский штамп "холодной войны", лишено фиксированного семантического объема (не превращено в концепт) и, как и любое расплывчатое понятие, сбагрено за пределы гуманитарных наук в область обыденного языка, "нижеплинтусной" политической полемики и т.д. В лучшем случае, его признают как "идеальный тип", обозначающий бюрократический зуд к абсолютной экспансии (максимальный контроль и регулирование всех измерений человеческого существования, включая те, доступ к которым затруднен по естественным причинам - психика, разум, сексуальная жизнь, воображение и т.д.).     
     Те, с кем давно френд-лентами тремся, в курсе, что я ассоциирую свою судьбу с судьбой правозащитного сообщества (именно - с сообществом, а не только с теми организациями, в которых состою и с которыми сотрудничаю), занимаюсь проблемами развития гражданского общества, искренне верю, что будущее - за гуманистическими социальными технологиями и т.д. Информационное поле этого сообщества довольно специфично. Как врачи имеют дело с кровью, гноем, гематомами и прочими, не слишком симпатичными проявлениями "человеческого, слишком человеческого", так и правозащитники - сталкерят в зонах острых социальных конфликтов, наблюдая за не самыми лучшими проявлениями людской натуры... Как менты расположены к тому, чтобы в каждом встречном подозревать вора, убийцу и насильника, так и правозащитники - предельно подозрительны в отношении намерений власти, склонны недооценивать общественный иммунитет к тирании, бесправию, несвободе и проч. Короче, "профессиональные деформации" есть у всех и они неизбежны. И потому - надо периодически чистым спиритом протирать "инструменты", заниматься умственной гигиеной, восстановлением оптимистического настроя на жизнь...
     Так вот... Об актуальном "антитоталитарном дискурсе". Он, несмотря на работу государственных и рыночных "машин забвения, транса и удовольствия", воспроизводится в публичном пространстве. Есть память о жертвах тоталитаризма, есть превентивные мониторинги "тоталитарных вирусов" (проявления ксенофобии, нарушения гражданских прав и прав человека...), есть, пусть маломощные, но все же средства для "дезинфекция" мест, некогда служивших источниками эпидемии (любые закрытые учреждения, спецслужбы, система образования и т.д.), есть активистские группы, локализующие отдельные очаги или сигналящие об общей температуре по больнице...
     Однако самой распространенной формой борьбы с тоталитарностью стали коллективные ритуалы ее заклинания. В этих действах (ясно, что одиночный пикет или даже массовый митинг с системным дефектом не справится) есть практический смысл (хотя бы - производство анти-тел или альтернативности как таковой). Не удивительно, что бичуя язвы, жжа глаголами, снимая маски социальные критики и диагносты периодически хватают через край, преувеличивают опасности или степень их близости. С "тоталитаризмом" это случается сплошь и рядом: слишком горячи трагические воспоминания, слишком велики потери... И - слишком непроходимой, булыжной кажется дистанция между теми, кто пережил тоталитаризм на шкуре своей семьи и теми, для кого "лес рубят, щепки летят", "надо мыслить историю диалектически", "зато - пятилетку в четыре года". Вдобавок ко всему ди-джействующая элита слишком увлеклась мифодизайном, микширующем Сталина с Рузвельтом, Ильина со Шмиттом, Геббельса с Бернайсом, православную духовность с модернистским культом инноваций, государственное управление с корпоративным менеджментом.    
marchenk: (Default)
     Затертая дзенская притча как мастер проверял своих учеников.
     Он взял белый лист бумаги, капнул чернила и спросил:
     - Что видите?
     Первый ответил: "Чёрное пятно". Второй: "Кляксу". Третий: "Чернила".
     Монах заплакал и ушёл в свою келью. Позже ученики спросили:
     - Почему Вы плакали?
     Монах сказал:
     - Никто из вас не увидел белого листа
.
     После прочтения предлагается входить в медитативное состояние, идя по улице, учится видеть "не только обод колеса и спицы, но и пустоту между ними" и т.д.
     Никогда не понимал этого пафоса опрощения, любви к дыркам от бублика, вздохам по "4’33" Джона Кейджа. Мир нагроможден событиями - вздорными, имитационными, сделанными по инерции... Однако самое большое чудо в нем - рождение, поступок, инакодействие, инакомыслие... Пусть буддийские монахи не просыхают от слез.
marchenk: (Default)
     Последнее время почти не читаю "художественной литературы" (разве что стихи и то - "на ночь"). Нужно срочно дописать обещанные тексты. А они, как на грех, не пишутся без выхода "в зоны предельных абстракций": думаешь об одном, но чтобы продумать по-настоящему, надо развертывать "весь клубок", рисовать и анализировать системные связи... Это пытка. Жуть как хочется отдохнуть на чем-нибудь "алгоримическом" (есть материал, есть техника обращения с ним, "инструкция по наладке и эксплуатации"...).
     В паузах - читаю... допросы. Как "жанр" - адская смесь бюрократического канцелярита, окаменевших идеологических формул, литературы (да! литературы!)... И редко-редко сквозь "документ", в какой-то его "расщелине" - человечья жизнь. И на ней очень трудно удержать внимание, потому что взгляд постоянно соскальзывает в модальности оценки, эмоциональной реакции, выбора личного отношения и "политического рефлекса".
    Сейчас, к примеру, смотрел протоколы допросов А.И.Введенского в 1931-ом (с упоминаниями о Хармсе, Вагинове и других "заумниках"). Удивился "выживаемости анекдотов": в первом же протоколе упоминается о контр-революционном анекдоте "пламенный привет". Я слышал его в бабушкином пересказе в начале 80-ых (если это - тот самый).
Рабинович, проходя вместе с ноябрьской демонстрацией перед трибунами, поднимает руку и кричит:
- Пламенный привет! Пламенный привет!
- Рабинович, с каких это пор вы их так любите? - тихо спрашивает идущий рядом Абрамович.
- Не могу же я прямо заявить: "Чтоб вы сгорели!"
.    
marchenk: (Default)
   Слушайте, вот уже несколько лет мои приятели-знакомые, занимающиеся бизнесом, мусолят книжки Питера Друкера и a la Друкер. Эти идеи (отмирание фордизма-тейлоризма, делегирование права принятия конечных решений "на места", неэффективность авторитарного менеджмента, преимущество инновационных секторов экономики, блестящие перспективы занятых в "символическом обмене" и т.д.) обкатываются на корпоративных тренингах, презентуются в Power Point с красивыми схемами и таблицами, бурлят в тысячах пересказов...
   И лексику, казалось бы, выучили наизусть, и "домашних Друкеров" рублем поощрили, силясь клонировать (Щедровицкие-Островские, Найшули-Неклессы, Глазычевы-Генисаретские и т.д.), и по региональным семинарам прокатали всем "списком социогуманитарных мыслителей" не по разу (дрюча-друкерюча "местные элиты", топ-менеджменты кампаний, демократично разбавленные "средним звеном" и даже, от избытка эмоций, "лидеров гражданского общества"). "В народ" канули миллионы демо-версий и дайджестов брошюрного добра сходного толка. Всю младополитику накачали Джинами Шарпами, омыли в тоффлеровской "третьей волне", как "Отче наш" заставили зазубрить "сетевые принципы самоорганизации"... "Фабрик мысли" понастроили по две штуки на один московский переулок (от "Интелроса" до какого-нибудь ФЭПа или АПНа ). Журналов понавыпускали в глянце ("Сообщение", северо-западное "Российское экспертное обозрение" и т.д.) и без, спецов на интернет посадили, дабы грамотно организовали эманации смыслов, выстроили коммуникативные сети и произвели таки менеджериальную революцию.
   В какой проруби это все болтается, а? Куда уходит?
   Кругом, как мантры или суры, раскачиваясь и прикасаясь к святой стене, твердят по "информационную экономику", "децентрализацию управления", когнитариат, гражданское общество нового типа (сетевое, мобильное, рефлексивное и проч.) как субъект модернизации, идущий на смену Церкви, Нации, Государству, Университету...
   Где это все? Кто это видел? Не "в макете" или "на пальцах", а хотя бы в "первом приближении", в виде "потешных полков и "экспериментальных лабораторий". Ау!
   P.S. Навеяно постом [profile] plucer_sarna - см. ниже: выборочные цитаты и жгучие комменты:  
marchenk: (Default)
   "Прежде у людей был оплот. Гусар на саблю опирался, Лютер - на Бога, испанка молодая - на балкон. А где теперь у людей опора?". Венечка многое пропустил: технари - на сциенцию, которая потенцию ест, поэты - на пчёл, что губы во сне медом мажут... Но в целом - вопрос риторический: есть ощущение, что тема "опор" из повесток дня выпала.
   Лет пятнадцать назад еще можно было услышать в троллейбусе укоризненное: "Понимаешь... он такой человек... у него нет стержня". И это звучало как приговор в никудышности. Хотя сама метафора - ужас (как внутренний костыль). Потом "иметь точку опоры" стало символом хрупкости, интеллектуальной ограниченности (гибче надо быть, гуттаперчевее), фельдфебельского упрямства в отрицании перемен. "Внешние точки сборки" (профессиональная роль, принадлежность к сообществам) разъела ржа недоверия и подозрительности (если кто-то запускает в тебя "стержень", значит этому подлецу что-то нужно), внутренние - сошли на нет, поскольку в среде, поминутно ломающей через колено, самость является предметом слишком хлопотной, невротической опеки - рефлексии, самооценки и т.д. Глобальным символом этой модификации стал выход "Терминатора-2": андроидов механической сборки сменили пластичные, "ризоматические" ртутные киборги. Финал там, кстати, выглядел крайне неубедительно, хотя исторически - достоверно: при "подмораживании" (усилении влияния традиционных, архаических, из феодального оно прорастающих социальных структур - армии, церкви, охранки, криминала) "человеки без свойств" теряют свою летучесть.
marchenk: (Default)
   Поскольку разговор все равно уже вышел за пределы подзамочных постов и расплескался по нескольким блогам - см. обсуждение проблем с академической этикой на философском факультете МГУ. Важно, чтобы подобные ситуации были публично проговорены со всех занятых позиций. На кону - негласные нормы и неформальные конвенции, на которых они держатся. Карл Отто Апель и его дискурсивная этика всем в помощь. Самое время перечитать. 
   Мне кажется, что предлагать в университетской аудитории анализировать логические формы на примере фраз вроде "ни один негр никогда не получит Нобелевскую премию" - это нечто вроде математических задач для школьников средних классов в 30-ых годах прошедшего века, в одной из европейских стран. Там малыши высчитывали, сколько будет экономить бюджет, если избавиться от пациентов психиатрических клиник и инвалидов.
Read more... )
marchenk: (Default)
   "Социальное воображение", умение мысленно ставить себя на место Другого не могут заменить разум. Они не скажут: "как надо делать? куда идти?". И все же - уберегут от бесчеловечности и утраты элементарного здравого смысла. Ведь "смысл" - не ленточка, перевязывающая разрозненные и рассыпающиеся мысли, не фильтр, сквозь который процеживаются вялые или "огненные" страсти; но смысл и не то, что уже есть в реальности, что уже предзадано и что предстоит лишь вытащить на свет. Смысл - структура, отношение, "то что между"; это мосты, которые можно навести, а можно - разрушить.
   Смысл нельзя навязать, подарить, "импортировать". И это - причина хрупкости любых сообществ: нет никаких гарантий, что отношения - даже те, которые некогда признавались ценными, сакральными, каркасными - не будут пересмотрены, заброшены, пущены на самотек. Традиция, воплощенная в социальных институтах, корпусе юридических норм, в "регулятивных идеях разума" и ценностных маяках культуры нуждается в субъекте - в том, кто "дешифрует" традицию, протягивает смысл между собой и миром, кто реанимирует остывающее, энтропийное тело цивилизации. Ведь вне смысла, "вне полиса", закона, культуры нет ничего человеческого - нет ни свободы, ни любви, ни доверия.
   И потому - понятна опаска, с которой люди смотрят на тех, кто разрывает конвенции, кто призывает переосмыслить обжитый мир, перезаключить общественный договор, встать в иное отношение друг к другу. Здесь неизбежен конфликт. Срабатывает естественный рефлекс самосохранения, усиленный исторической памятью об аномии, терроре, хаосе "переходных эпох". Новатор, реформатор, революционер, авангардный художник, пророк - это угроза, вирус, тротил; это - знак испытаний и выхода на пугающие просторы неведомого, ненадежного, непредсказуемого. 
marchenk: (Default)
   Да... Наделала шума история с защитой диссертации Германа Преображенского (автореферат "Смысл коммунистической чувственности (социально-антропологический проект раннего Маркса)", на факультете философии СПБГУ): http://community.livejournal.com/dspa/11510.html.
   По автореферату исчерпывающего представления об исследовании, разумеется, не получить. Тема как тема. Не нужно быть марксистом и леваком, чтобы признать: "антропология раннего Маркса" - комплекс идей, сильно повлиявших на способ социогуманитарного мышления в ХХ веке; постановка проблемы отчуждения, дегуманизации, родовой сущности человека, пафоса социальной эмансипации в тех же "Экономико-философских рукописях" и др. стоит "мессы", активации, вовлечения в актуальный философский контекст и т.д.; "ранний Маркс", несмотря на всплеск исследования интереса к нему в 50-60-ых гг. (как в СССР, так и в мире) "недостаточно проговорен"; линия рецепции идей раннего Маркса в работах "адогматических советских философов" - от М. Мамардашвили, Г. Батищева и др. вплоть до И. Ватина - была достаточно "плодоносной" и посему - нет ничего дурного в том, что кто-либо намерен двигаться в этом интеллектуальном поле. 
marchenk: (Default)
   Поразительное отсутствие воли и азарта к модернистскому дискурсу, к производству, а не репродукции знания. Самые ожесточенные споры - вокруг механизмов наследования интеллектуальных традиций, итогов приватизации идеологий, концепций, эстетических и этических систем.
   Продукты этих виртуальных сражений - "невидимые колледжи", неформальные сообщества, враждующие или наглухо застегнутые интеллектуальные группировки (монады не только без окон, но и без дверей, зато - с полной горницей людей). Они, как революционные матросы, перепоясаны патронташами перекрестных ссылок, цитирований, упоминанием культовых имен, ритуалами изъявлений лояльности "актуальным царям горы"...
  Приходит молодой человек, скажем, в "Фаланстер"... Берет с книжной полки Эрнста Юнгера, Хайдеггера или какого-либо иного автора, облачающего в философскую форму свой völkisch настрой, ностальгию по утраченной патриархальной невинности и общинному чувству локтевого соприсутствия... Через полгода смотришь: парня как центрифугой размазало по "революционному консерватизму": трендит (от "тренд") про аристократическую элиту, авторитарную модернизацию, традицию в мире постмодерна и т.д. И френд-лента у него соответствующая, и круг чтения... Не то чтобы с его "мыслительной автострады" съезда нет или "ГИБДД на гуманитарных трассах" потоком рулят... Установка на "возврат к первоистокам" лишает ценности и выталкивает за пределы рефлексии тот самый импульс-вопрос, с которым человека занесло в этот самый "Фаланстер". Он обречен скитаться/дрейфовать вдоль библиографии/историографии. И все это - в тайной надежде, что когда-либо "спор переводчиков" или "войны жрецов" (толкователи "священных текстов") вынесут его в пределы видимости "агона пророков" (за которыми - трансценденция, "история как проект", экспериментирование).
   Завидная роль у интеллектуала-консерватора. Он - эдакий интеллектуальный менеджер: торгует линками под роспись в читательских билетах. И до тех пор, пока в его руках архив (а точнее - каталоги), он всесилен.    
marchenk: (Default)
   Есть книги и мысли "на перекур": включился на пять минут, потом - отложил, через какое-то время опять вернулся... Нельзя же читать "Гарики" Губермана, "Соло на Ундервуде" Довлатова или "Опыты" Монтеня (о, ряд-то какой, а?:) запоем, фрагмент за фрагментом. То же - энциклопедии, словари, дневниковые записи... Жаль, что дневники Лидии Гинзбург, Варлама Шаламова, Елиазара Мелетинского, потрясающая коллекция Андрея Никитина-Перенского [personal profile] imwerden (нижайший поклон и благодарность)  у меня только в электронном виде: из России перевез только то, что "по работе" + "аптечную" (скорая помощь и реанимация, когда совсем-совсем пакостно на душе) и "камертонную" (настраивающую, приводящую в лад) литературу. Жаль, что до сих пор не нашел и не купил "Записки" Ольги Михайловны Фрейденберг.
   "Необходимость себя" Мераба Мамардашвили - частый гость на подоконнике. Книга для "перекура". В этом издании есть (выборочно) записи из ежедневников М.К.М. 1968-1989 годов. Читаешь отрывок, а он - как катапульта:
   "Доверие есть всегда результат метафизического выбора, ибо для него нет и не может быть эмпирических причин и оснований"...
  
marchenk: (Default)
Вас.Вас. Розанов "Подготовление к профессуре в России" (1909 г.) - grazie [personal profile] pharmakos: "С тех пор, как жизнь сделалась с одной стороны жестка, а с другой - потеряла наивность, материальное обеспечение себя стало главным мотивом в выборе сфер деятельности, в выборе точек приложения энергии и таланта. Блистать везде можно, принести пользу тоже можно везде, и решает вопрос о выборе рода деятельности именно «вещевое довольство», говоря интендантским языком. Эта материальная сторона дела лежит часто в основе необъяснимых на первый взгляд духовных феноменов. Все поражались в последние годы, что в университетах и их жизни видное положение и главенствующую роль заняли учащиеся, еще молодые и неопытные люди, тогда как наставники их в значительной степени были стушеваны. Безвольность и в значительной степени безличность русской профессуры - явление такое, которого невозможно скрыть и незачем скрывать. Особенно незачем скрывать его всем, кто хочет с ним бороться и надеется преодолеть его. В то время как студенчество идет полным паром, профессура - без паров и, естественно, лежит на боку. Если обратить внимание на то, что и по части науки, собственно ученого блеска, у нас все тускло и безнадежно, что все выдающиеся имена суть имена профессоров-старцев, или уже вышедших в отставку, или накануне отставки, то явление это не может не представиться чем-то очень тревожным".
Университет в России по-прежнему казенное заведение. Можно ли с габитусом бюрократа быть сыном ошибок трудных и парадоксов другом? Какие "социальные тела" и инфраструктуры нужны, чтобы мыслить современно современность?
marchenk: (Default)
   Могли бы Вы назвать имена нескольких современных российских исследователей-социологов (возраст и научная квалификация не имеет значения), мыслящих в парадигме активистской, конструктивистской социологии, ориентированных на модель профессиональной деятельности (карьеры и т.д.) в духе Алена Турена, Бурдье, Фуко и др., воспринимающих своей приоритетной референтной группой (адресатом, субъект-объектом познания и т.д.) - активистов социальных движений?
   Помните классификацию Петра Штомпка, выделявшего три роли социолога (исходя из существования трех типов аудиторий, являющихся заказчиками и потребителями социологического знания):
   1) Другие социологи: роль исследователя, ученого (обращающегося к равным). Здесь преобладает когнитивная функция. Идентификация с ученым сообществом. Это главная референтная группа. Предполагается идеологическая (или политическая) нейтральность.
   2) Властные лица и органы: роль эксперта, консультанта, советника (смотрящего снизу вверх и обращающегося к правительствам, администраторам, менеджерам – уполномоченным предпринимать действия с практическими последствиями). Здесь преобладает технологическая функция. Идентификация с властями. Они главная референтная группа. Предполагается апологетическая установка.
   3) Простые люди, гражданское общество: роль наставников (смотрящих сверху вниз на массы, или на граждан, и пытающихся снабдить их социологическим воображением). Здесь преобладает освободительная функция. Идентификация с гражданским обществом. Оно – главная референтная группа. Предполагается критическая установка по отношению к власти.

  
Первые две категории я немного представляю (социологи, работающие на бизнес - во второй группе), с третьей же... Левада (благодарная память!), Дубин, Гудков, М. Соколов, Н. Шматко, О. Яницкий, Е. Омельченко... Могли бы еще кого-то назвать? Если не трудно - с намеком на место работы и на тех самых воображаемых референтов из гражданского общества. На всякий случай - еще раз подчеркну: степень признания и статус в научных кругах в данном случае значения не имеет (тот же А. Тарасов - обычно относимый к "идеологам" и "тенденциозным публицистам" - в зачёт).
   Только ради Бога, не сочтите вопрос сканированием окрестностей на предмет найма, вербовки и всяческого обольщения. Есть масса вопросов (как отвлеченно-теоретических, "социолого-знанческих" - по теориям гражданского общества, социальных движений, сетей и т.д., так и заземленно-конкретных, по российским реалиям) - вот и спрашиваю: кого почитать, с кем искать встречи, на лекции напрашиваться и проч.?
marchenk: (Default)

[info]avvas сегодня отрицал существование дураков («Дураки» существуют только в нашем воображении. «Дурак» - это всегда кто-то Другой. Либо человек, к которому мы испытываем такую неприязнь, что она мешает нам его адекватно воспринимать. Либо человек, чью мотивацию мы неправильно понимаем и поэтому его слова и поступки кажутся нам «дурацкими». Вообще, мой 52-х летний опыт вынужденного пребывания в этом лучшем из миров убедил меня в том, что люди, как ни странно, умнее, чем кажутся. Верить в существование «дураков» проще, удобнее и приятнее. Не верить – интереснее»).
[info]langobard писал об обогащающем опыте взаимно-перекрестного признания друг друга идиотами («Человек считает вас полным идиотом. И вы считаете его полным идиотом. Причем это искренние для обеих сторон оценки, а не какой-то демагогический прием на публику /.../ Пребывать внутри такой вот взаимности это один из наиболее интересных опытов из области человеческих отношений»).
Забавная перекличка.
Вспоминается из «Дневников» Лидии Гинзбург: мол, дураки бывают двух сортов - зимние и летние. Летний дурак – на виду сразу, зимний – сначала должен снять калоши, повесить шубу и размотать кашне.
Осенние и весенние дураки, на мой взгляд, здесь незаслуженно забыты. Весенние - это дураки по неопытности (с годами лечится), осенние – те, кто не в состоянии превратить свой жизненный опыт в знание.
Есть еще профессиональные дураки. То есть – философы. Призвание философа – разрушать очевидности, задавать вопросы там, где царит обманчивая ясность. Быть философом – значит воспроизводить сократовское «знаю, что я ничего не знаю» (что равносильно: я - дурак). И смиренно пить цикуту насмешек, неизбежно сопровождающих его попытки определить то, чему нет предела (беспредел?) или то, что «знают все», но не в состоянии сформулировать.  Разве не смешон Кант, рассуждающий о брачном праве: «половое общение – это взаимное использование одним человеком половых органов и половой способности другого… Половое общение по закону есть брак (matrimonium), то есть соединение двух лиц разного пола ради пожизненного обладания половыми свойствами друг друга» (из «Метафизики нравов»)?

marchenk: (Default)
   Из лекции В.В. Васильева о Дэвиде Юме:
   «Теперь, значит, о жизни Юма несколько слов должен сказать. Юм недолгую, ну, т.е. по нынешним временам не очень долгую, может быть, жизнь прожил. Родился он в 1711 году, умер в 1776. Он - сын шотландских помещиков. А вообще очень колоритная фигура: это был 2-х метровый гигант, почти 2-х метровый, толстяк, добряк, очень интеллигентный, по отзывам, и мягкий человек - прямая противоположность Канту, который, как вы знаете, был совсем небольшим. Вот эти два исполина философии 18-го века… противоположный рост: у Канта, по-моему, был метр 54 или 57 сантиметров, а Юм метр 90 - можете себе представить, если бы они встретились? Но этой встрече не суждено было произойти. Интеллектуально она все-таки произошла: Кант говорил, что Юм пробудил его от догматического сна. Вообще Кант удивлялся, как такой вот мягкий и изящный человек, если говорить о стиле его работ, может быть таким гигантом. Вот это никак у него в голове не укладывалось, он специально об этом писал: когда мы читаем его работы, Юма, мы не можем себе представить, что это написал вот такой человек со здоровенными ручищами, в общем такой скроенный топорно…».
   Зачем это? Об эстафете пробуждений (постсоветское подсознание тут же выбрасывает картинку с декабристами, тормошащими Герцена), о росте… Какое это имеет значение?
   Подобные сведения работают как образы-вампиры, пожирающие внимание и выжигающие «понятийную память» студентов (Миф таки обречен бить Логос, так как последний рождается из непрерывного сопротивления мифу и схлопывается вне специальных усилий). Пройдет несколько лет и в голове у публики останется лишь то, что Ницше был сифилитиком, Соловьев носил в заднем кармане брюк чернильный орех (тогда верили, что помогает от геморроя), Шопенгауэр однажды пнул на лестнице домохозяйку, а Витгенштейн любил смотреть вестерны.
Кстати, где это Кант поражался юмовским габаритам? И что об этом думал Лампе?
marchenk: (Default)
               Та-ак… Заснуть этой ночью, видимо, не получится. Раз такое дело – запишу поток сознания, просквозивший «моск» между встречей с Сашей Бикбовым в баре Marani (разговор об OD-group, гуманитарных средах и др.) и походом в вело-мастерскую, где кудесничал Джакомо из Critical Mass (чем-то внешне похож на Индейца [profile] dmitry_kokorev ).

В зазоре между столь замечательными собеседниками думал – не смейтесь! - о философе, создателе критической онтологии (падшем ангеле неокантианцев и побочной ветке феноменологического древа:) Николае Гартмане.

Философский контент «думаний» с Вашего позволения смело вынесу за скобки (увы… в этот день сова Минервы осеняла крылом иные головы). Оставлю фабулу. В рассчете, что кто-то из философов или литературной братии прочтет, воспламенится и превратит поток сознания в какой-нибудь аккуратный, духоподъемный ручей :)

 Фабула же такова: лет десять назад я безуспешно пытался написать рассказ. Место и время действия – Восточная Германия, с февраля по май 1945-го года.

marchenk: (Default)
Вечный соблазн мыслящего человека - редуцирование непредставимой множественности и разнообразия реальности к каким-либо неподвижным истокам-основаниям, к элементарным схемам восприятия и т.д. Это не соблазн даже, а свойство мышления, разрешающая способность интеллекта, ограничительный набор опций познания.
И потому - приращение знания неприменно связано с процедурами ревизии, верификации, фальсификации и т.д. У последних обычно красивые, режуще-метафорические названия: бритва Оккама (запрет на введение новых понятий-сущностей без крайней необходимости), "гильотина Юма" (разграничение суждений по логическому статусу: на "истинные" и "моральные"), "кочерга Витгенштейна" (желание отстоять перед оппонентом свою точку зрения путем потрясания самым весомым из попавшихся под руку аргументов :) ...
Удивительно, что процедуру трансцендентальной редукции ("эпохэ") в честь Гуссерля не назвали "феноменологическим обрезанием" или "интенциональной Брит милой" :)...
Толстой также заслужил, чтобы мотив опрощения (к земле, к мужикам, к народу, к здоровой пище и "естественному образу жизни т.д.) благодарные потомки увековечили как "плуг Толстого" или "парадокс Ясных полян"...
Недавно во френд-ленте наткнулся на дискуссии о "философии Константина Крылова" и "эволюцию философских взглядов Виктора Милитарева". Не, братцы... Опрощение опрощением, но коли так пойдет, то скоро мы до мышей...

Profile

marchenk: (Default)
marchenk

January 2013

S M T W T F S
  123 45
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 04:35 pm
Powered by Dreamwidth Studios