marchenk: (Default)
"Духовность победила наносное, западное и нежной нашей ментальности чуждое. И теперь байкеры с благословления патриарха, выслушав наставления премьера, едут не абы куда, а на оккупированную странными идеями о собственной самодостаточности Украину. Поддержать Черноморский флот". Вот что крест животворящий...

Не знаю, как там Ахиллес черепаху, но жизнь российской литературы сто пудов догонит и перегонит: "Этим отрядом молодой граф Ухов из Внутреннего Круга верховодит, а подчиняются они лично Государю. Полное название их: «Союз российских добрых молодцев во имя добра». Ребята они молодые, горячие, правильные, но присмотра требуют. Потому как с руководством у них с самого начала что‑то не заладилось — не везет на мозговитых, хоть зарежься! Каждый год Государь тысячника их меняет, а толку по‑прежнему мало. Мистика…".

Скоро будут экранизировать прямо с колес. И никакого интерактивного телевидения. Только Первый канал(ья).
на опохмел )
marchenk: (Default)
16 января было ровно сорок лет со дня самосожжения Яна Палаха на Вацлавской площади в Праге 1969-го.

Цветы на площади и у памятника близ философского факультета Карлова университета. По телеканалам всего мира показали документальные кадры и фотографии. Ян стал символом гражданского сопротивления оккупации Чехословакии войсками Советской Армии и армиями государств Варшавского договора.

Петр Вайль: "Ян Палах так давно сделал то, что сделал, столь прочно превратился из живого существа в символ, столько времени горит неугасимо этот факел из человеческой плоти, что странно вдруг осознать: Яну Палаху 11 августа исполнилось бы 60 лет".

Символ, знак, памятник... Хочется вокресить его из-под всего этого. Даже скупых сведений достаточно, чтобы понять: он не укладывается в "линейную логику" событийной эмблемы; они заслуживает человеческой памяти, а не государственного ритуала:
- из евангелической семьи, потерявшей на приходе к власти коммунистов (владели кондитерской лавкой)...
- ранняя утрата отца, работавшего простым рабочим на фабрике (Яну было 13)...
- с детства - книгочей (худлит, история, философия...)...
- Четыре университетских семестра в Пражской школе экономики, перевод на отделение истории, политики и экономики философского факультета Карлова Университета...
- Два путешествия за границу - на летних каникулах с трудовым отрядом в СССР и самостоятельно - на приработки во Францию
...
Read more... )
marchenk: (Default)
     Все уже наверняка слышали или читали про обыск в Санкт-Петербургском НИЦ "Мемориал" (см. подробности на сайте "Мемориала"), изъятие базы данных , собранной за 20 лет труда историков и правозащитников (коллекции фотоматериалов проекта "Виртуальный музей Гулага" и "Некрополь Гулага", копии документов по истории репрессий, результаты поисковых работ по лагерным кладбищам и полигонам, где расстреливали заключенных, архив аудиозаписей с выжившими узниками Гулага). Помимо этого уникального, бесценного для российского общества архива, в ходе обыска забрали жесткие диски у организации "Живой город" (она располагалась в тех же помещениях, занималась защитой исторического центра северной столицы от варварской застройки).
     Повод, указанный в постановлении об обыске (скан), откровенной бредовый. Очевидно, что "Мемориал" не имеет никакого отношения к "финансово-хозяйственной деятельности" газеты "Новый Петербургъ" и уж подавно, к публикации г-на Черняева (прав [livejournal.com profile] recepter , говоря что подозревать правозащитников в финансировании шовинистического издания можно только основательно поссорившись с элементарной логикой). Есть надежда, что все случившееся - результат нелепой ошибки: в ордере на обыск указана санкт-петербургская благотворительная организация "Мемориал", а не научно-исследовательский центр "Мемориал"... Если это так, то изъятое прокуратуре предстоит вернуть с извинениями.

     Однако обыск и выталкивание сотрудников дубинками из офиса были 4 декабря. Прошел день. Ни извинений, ни объяснений не дождались. Тревоги связаны не с ответами на вопрос "что это было?" (если подать в суд, то нет никаких сомнений в его исходе), а с судьбой архива. Опись унесенной информации "люди в масках" составить не дали. Нет никаких гарантий относительно ее сохранности. Никто не может исключить варианта, что предварительное следствие, загнанное в угол собственным воображением и не очень понятными резонами, будет вынуждено добавить на винчестеры нечто, показывающее мемориаловцев как "экстремистов" (те, кто хоть раз бывал на выставках, семинарах, конференциях и т.д. этого общества и видел его активистов представляет степень... анекдотичности подобного обвинения).

     Люди, под угрозой оказался не только "Мемориал" и его проекты. То, что находится на 11 жестких дисках, на карточках, CD, DVD и т.д. - этого больше нигде, ни у кого нет. Историки организации на общественных началах годами собирали эти сведения. Похоже, санкт-петербургские прокураторы не отдают себе отчет, что творят, каково национальное значение архива, сколько за всем этим кропотливого труда, нервов, терпения...

     Пожалуйста, всем кому не безразлично происходящее - следите за новостями, держите ситуацию под контролем личного внимания, реагируйте комментариями в блогах, дайте знать сотрудникам "Мемориала" о своей солидарности и поддержке.
     Доказать, что между "Мемориалом" и заведенным уголовным делом нет никакой связи - не проблема. Это можно сделать в любое время. Главное - сохранность и скорейшее возвращение архива.Read more... )
marchenk: (Default)
У "Отечественных записок" потрясающий тематический выпуск: "Память и забвение: битва за прошлое". Спасибо всем, кто причастен.
Read more )
marchenk: (Default)
     21 августа исполняется 40 лет со дня вторжения войск СССР и стран Варшавского договора в Чехословакию. Конец Пражской весны и иллюзий. Начало конца.
     Вспомнилась сцена, которую пересказал Марк Харитонов (нет под рукой двухтомника; в одном из эссе). Некоторое время спустя после Пражских событий он разговорился на пристани с зэком, только что вышедшим на свободу. Тот горячо высказывался за танковый поход, затеянный правительством. М.Х. удивился:
     - Чем же, по Вашему, это хорошо?
     - А чем плохо? Дочку туда в пионерский лагерь на следующее лето отправлю!
     Человеку трудно было представить, что путешествовать можно как-то иначе, нежели на броне.  
     Документальное видео ("Jan Palach") на песню Salvatore Adamo - Mourir dans tes bras):


marchenk: (Default)
     Некрологи написаны. Безотносительно к оценкам исторического значения, вклада в литературу, в публичную мысль: Солженицын - пример удивительно счастливого, хоть и тяжелого, крупнохарактерного человека: защищал родину на фронте, много трудился, вел достойную и прямую жизнь, помогал семьям репрессированных, защищал незнакомых людей от несправедливости, удержал в памяти и передал истории трагедию целой страны...
     Человек сбылся, выложился, откликнулся на призвание и был награжден долголетием. Что еще надо? Тут даже соболезнования родным и близким не нужны. И так все понятно. Даже тем, кто шипит в спину ушедшего.
marchenk: (Default)
     Его нет в списке проекта "Имя России". Видимо, чтобы не размывать виртуальный электорат Сталина.
     "Дяденьки, мой отец творил явную контрреволюцию, я как пионер обязан об этом сказать, мой отец не защитник интересов Октября, а всячески старается помогать кулаку сбежать, стоял за него горой, и я не как сын, а как пионер прошу привлечь к ответственности моего отца, ибо в дальнейшем не дать повадку другим скрывать кулака и явно нарушать линию партии, и ещё добавлю, что мой отец сейчас присвоит кулацкое имущество, взял койку кулака Кулуканова Арсения (муж сестры Т.Морозова и крестный отец Павла) и у него же хотел взять стог сена, но кулак Кулуканов не дал ему сена, а сказал, пускай лучше возьмёт х…" - из речи Павлика Морозова на суде по делу отца, обвиняемого в подделке документов для кулаков-спецпереселенцев.
     P.S. Нетривиальный бартер предложил кулак Кулуканов: сено было дороже, чем койка и х...?.
    
marchenk: (Default)
      О Брониславе Геремеке, "Jałta" Яцека Качмарски, анти-политике в политике... "О скелетах в шкафу" (память о травматическом прошлом)... Бруно Гроппо. "Как быть с "темным" историческим прошлым. Размышления о памяти, безнаказанности и справедливости при переходе от диктатуры к демократии"... Тимоти Гартон Эш. "Расчеты с прошлым: судить нельзя помиловать"... Длинные все цепочки. С множеством расжатых колец. Geschichtsaufarbeitung и Vergangenheitsbewältigung. Нет времени на прошлое - нет времени в настоящем. Никак не выучу этот проклятый passato remoto. Да еще и неправильных глаголов.
marchenk: (Default)
       Забавно опростоволосились чиновники из итальянского министерства образования: на экзаменах этого года выпускникам seconda superiore было предложено проанализировать стихотворение "Ripenso il tuo sorriso" ("Воскрешая твою улыбку") Эудженио Монтале (Eugenio Montale) из его раннего, самого знаменитого поэтического цикла "Ossi di seppia" ("Панцири каракатиц").
       В сопроводительном тексте давалось пояснение: "В первой стофе при помощи серии символических образов поэт выражает свое видение реальности - с одной стороны, а также спасительную, утешительную роль женского облика"; "Воспоминание о женщине отложилось на его лице и в улыбке, отражающей свободу, которой обладает его душа"; "В последней строфе поэт прибегает к выражениям, показывающим свое внутреннее состояние при созерцании мысленного изображения женщины" и т.д.
       Все это прекрасно, нежно, романтически. Только...
       Доподлинно известно, что адресатом и героем этого стихотворения был... русский эмигрант, артист балета, балетмейстер, педагог Борис Князев (1899-1975). "Un vecchio amico ora "lontano" (старый друг, который сейчас "далеко") молодого генуэзского поэта-герметиста. В 1925-ом году Монтале зашифровал посвящение ("а K."), чтобы не быть обвиненным в гомосексуальности (в те годы это было обвинением).
      Дети, конечно, махом написали что надо: и про "объятья белого неба" (l’abbraccio d’un bianco cielo), и про метрический строй с его рифмами, консонансами и ассонансами... Уже потом кто-то из специалистов заметил, начался скандал...
     Сейчас, наверное, еще российский МИД вместе с Союзом Писателей, ПЕН-клубом, Большим и Мариинским Театром вступится за соотечественника, протестную ноту пришлёт... На волне общего патриотизма и национальной гордости в области балета... А?
marchenk: (Default)
      В городок Solofra под Неаполем приехала работать badante (сиделкой) женщина "со Львова". По-итальянски, как и многие из гастарбайтеров, знала разве что "si", да и то - нетвердо.  
     Других языков, кроме русского и украинского, разумеется, за ненадобностью в детстве не учила, а тут - другая страна, уличные надписи на тарабарском, непонятный быт, аборигены...
      В семье, нанимающей на работу, приняли ее хорошо: кое-как - жестами, знаками - объяснили что где лежит, убедились, что во Львове известен принцип работы газовой плиты, микроволновки, посудомоечной и стиральной машины.
     80-летняя бабуля, ради ухаживания за которой собственно, и нанимали украинку, слегка капризничала, присматривалась, но в целом - выражала удовольствие: все лучше, чем сидеть одной-одинёшеньке, дожидаясь, когда отдельно живущие дети соблаговолят пообщаться, принесут продукты да помоют полы.
      Ни свет ни заря украинка проснулась, впотьмах включила свет на кухне, заглянула в спальню к хозяйке... Матерь Божья!!! Да та скончалась! Не дышит, холодная...
      Попробуйте поставить себя на место работницы: вы первый день в чужом мире, первый раз за границей, рядом с вами - труп... Женщина в панике метнулась к телефону, набрала номер и уже услышав гудки вдруг сообразила, что не знает, как сказать детям хозяйки о случившемся. С перепугу, заикаясь, дрожжа как осиновый лист она заголосила в трубку:
      - Гитлер капут! Синьора - капут!
      На том конце провода что-то непонятное говорили, но получали в ответ все то же:
      - Гитлер капут! Синьора - капут!

      P.S. Я к чему... Обязательно посмотрите и послушайте музыкальное видео Fabrizio De André "La domenica delle salme" и Karel Kryl "Tak vás tu máme": De André - задумчивый взгляд на историю до падения Берлинской стены (визуальный ряд - хроника итальянско-европейской истории ХХ века); Karel Kryl - о советских танках на улицах Праги в 1968-ом (потрясающая видеохроника событий тех лет).
marchenk: (Default)
      Вчера [profile] langobard   задавался вопросом о феномене "нелюбви к диссидентам" ("Я тут не про массовую "нелюбовь", которая тоже есть, а про "нелюбовь с диссиде" у многих, скажем так, "людей умственного труда", которые вроде бы должны очень даже уважительно относиться к советским инакомыслящим"). Меня этот сюжет тоже давно занимает.
     Начнем с того, что никак не удается установить: кому именно адресована эта острая, с годами неувядающая нелюбовь? Диссиденты ведь не были рыцарским орденом с общим уставом, катакомбой "одной на всех", партией униженных и оскорбленных, субкультурным табором вроде Пустых Холмов...
     К кому персонально или "погруппно" относится раздражение, обвинение в тайном снобизме, мазохистском упоении собственным геройством и жертвенностью (мол, я - d'Artagnan, а вы - тли, пупырышки и мурашки тоталитарных Сансонов), упрек за иссупленную веру в личную непогрешимость и убежденность в глагольности конкретных уст от имени абсолютного разума, свободы и правды-матки (см. обсуждение у [profile] langobard  )?
     Чаще всего "виновниками" негативной репутации называют Ковалева и Новодворскую. Только это мало что поясняет. Отчего же судить взялись по ним, а не по "Синявскому, Сахарову, Горбаневской, Евгении Гинзбург, Шаламову, Вадиму Делоне и др."?. Когда спросил, [personal profile] esya   вскипела: "Шаламова не трогайте и Гинзбург, не надо божий дар с яичницей мешать".
     Ну да ладно... Допустим, что это все "нелюбви", сложенные через телевизор и хроническое невезение в личных контактах. В них понамешано что угодно: от упрека в нетелегеничности ("такого щупленького в очечках часто по ящику показывали, не могу вспомнить, но он просто стереотипичен") и социальной неуспешности (всп. брезгливый пост [personal profile] becky_sharpe   о лузерах и демшизе) до элементарной личностной антипатии к манере говорения или постсоветской аллергии на "социальные проблемы, всяческий активизм и принудительную коммунальность" ("коммуняки" Новодворской, "кровавая гэбня" и т.д. - ныне звучат как выписки из словаря партизана, который, не зная о конце войны, по сей день пускает эшелоны под откос).
     Куда интереснее "идеологическая нелюбовь" к диссиде. Так френды-либертарианцы могут часами разоблачать "наивно-розовый, антимодернистский, антирыночный либерализм" и латентную советскость диссидентов-антисоветчиков (те, мол, на поверку так и остались интелями-шестидесятниками, ратующими за возврат к первоапостольскому ленинизму, к "социализму с человеческим лицом", а то и вовсе куда-то в XIX век - к конституциям Пестеля и Муравьева-Апостола, народничеству, масонству, "хлыстам по Эткинду" и прочему мракобесию).
      "Записные либералы", как правило, отдают должное "жертвам тоталитаризма и коммунистического террора", оказывают ритуальные знаки внимания правозащитникам (частично заимствуя риторику), ходят ностальгировать на концерты бардовской песни и к легендам русского рока, некогда зажигавшим "про тесто"). При этом досадуют, когда почетные герои и великомученники отвлекают от бизнеса и realpolitik своими "музеями памяти", "виртуальными Гулагами" и "защитой прав человека сейчас". По умолчанию считается, что выжившие тираноборцы не совсем адекватны, когда речь идет о современности. Достаточно послушать, что несет тот же экс-диссидент №1 - Александр Солженицын: Верховный Земский Собор, традиционный дух... Так и мерещатся сказочно гипердуховные бородатые мужики с "исполать тебе, добрый молодец" и паки чаяньями, что прутся в лаптях к настройке "умных офисов" с сенсорными панелями, климат-контролем, правовым государством и Wi-Fi.
     Для леваков (включая тех, кто критически осмысляет советский опыт, клянет большевиков за авторитарность и дискредитацию революционного порыва в глазах зарекшихся экспериментировать масс) диссиденты - это злокозненные или сомнамбулические проводники глобального капитала, "пешки" или агенты международных институций, сублиматоры протестных энергий. Симптоматично: как ни пытались троцкисту [personal profile] monorels   втолковать, в чем заключается правозащитная оптика на историю Большого террора, он продолжал твердить: "Музей Памяти" - буржуйский проект; в нем ни слова не будет о настоящей Левой Оппозиции, сгинувшей в сталинских лагерях, а если и будет - лучше бы ни было (ссылки мемориаловцев [profile] andy_hro_org  , [profile] ta_kosinova  , [profile] kmorozov   на специальный проект по реконструкции репрессий в отношении эсеров, меньшевиков, анархистов, троцкистов и т.д. его, похоже, не убедили). Кагарлицкий, Рой Медведев, ревкоммунары писавшие в конце 70-ых на стенах "Долой госкапитализм!", анархи из КАСа и прочие - это, якобы, не часть диссидентского движения ни разу.
     Для националистов диссиденты тоже враги. Ибо - наймиты спецслужб заморских, космополиты безродные, попиратели святынь и сообщники всего маргинального, декадентского, отклоняющегося (национальных и сексуальных меньшинств, радикальных художников и проч.). Шафаревич, Шиманов, Осипов и проч. "русские национальные освободители", евразийцы и национал-большевики для них, разумеется, не диссиденты.
     Дорогие друзья, я что предлагаю: давайте потратим пару вечеров на чтение пары-тройки добротных книжек или статей об истории диссидентства, выберем там "своих диссидентов", решительно отмежуем их от диссидентов неправильных, смешаем последних с дерьмом и пеплом, уважая при этом Инакомыслие как факт, как явление природы, как способность быть самим собой (уж какие есть), невзирая на то, какому режиму выпала фишка.
     Любить, жалеть и сотворять кумиров не надо. Достаточно немного ЗНАТЬ об этих людях, движениях, организациях, клубах и проч.
     Александр Даниэль. Истоки и корни диссидентской активности в СССР
     Людмила Алексеева. История инакомыслия в СССР
     История диссидентского движения (много линков)
marchenk: (Default)
Иван Елагин – Амнистия

Еще жив человек,
Расстрелявший отца моего
Летом в Киеве, в тридцать восьмом.

Вероятно, на пенсию вышел.
Живет на покое
И дело привычное бросил.

Ну, а если он умер –
Наверное, жив человек,
Что пред самым расстрелом
Толстой
Проволокою
Закручивал
Руки
Отцу моему
За спиной.

Верно, тоже на пенсию вышел.

А если он умер,
То, наверное, жив человек,
Что пытал на допросах отца.

Этот, верно, на очень хорошую пенсию вышел.

Может быть, конвоир еще жив,
Что отца выводил на расстрел.

Если б я захотел,
Я на родину мог бы вернуться.

Я слышал,
Что все эти люди
Простили меня.

(спасибо [personal profile] vekagan)
marchenk: (Default)
     Российские общественные деятели, писатели, бизнесмены призывают создать в России общенациональный мемориально-музейный комплекс памяти жертв политических репрессий (спасибо [profile] ta_kosinova и [profile] sivilia_1). Это на самом деле нужно. Стыдно, что сих пор такого национального музея нет. Гадко - от того, что до сих пор огромный массив документов засекречен или, несмотря на формальное разрешения допуска, скрыт от общества.
     "Почти каждый год Россия отмечает горькие даты. В прошлом году исполнилось 70 лет Большому террору 1937—1938 годов. В следующем грядет еще один страшный юбилей — 80-летие кровавого 1929 года, года «Великого перелома».
marchenk: (Default)
     Пока хандрил - сделал подстрочник "Ti regalero' una rosa" Simone Cristicchi("Подарю тебе розу"). Не потому, разумеется, что она выиграла мажорный San Remo 2007. В память о Саше С. из Новочебоксарска. Больше пятнадцати лет прошло с того момента, когда он выбросился из окна своей квартиры на восьмом этаже. Золотой медалист, душа любой компании, легкоатлет...
     На его руках умер отец (инфакт; скорая приехала с большим опозданием, везли сидя, умер в коридоре больницы, больше 40-ка минут дожидаясь осмотра). Саша проклял медицину, поклялся стать врачом... Не прошел комиссию в питерскую Военно-медицинскую академию (одна рука до конца не разгибалась - неправильно срослись кости после операции; на соревнованиях по прыжкам в высоту разъехались маты, перелом и т.д.). Жутко переживал. Смерть отца его сильно надломила. Стал читать книжки по эзотерике, спиритизму... Были какие-то эксперименты с наркотиками. Соскочил сам. Сам же пошел к психиатру. Ему поставили вялотекущую шизофрению и поместили на лечение в "стационар". Рассказывал об этом заведении с ужасом, как о тюрьме и дантовых кругах inferno (накачивали сильными лекарствами). Выйдя на свободу, решил начать с нуля: много читал, блестяще сдал экзамены в институт энергетики (как отец)... Накануне 1 сентября мама погладила ему костюм. Как открылось окно она не слышала. Позже переслала оставленное мне письмо.
marchenk: (Default)
    Эле с Андреа Лена вчера ходили на переговоры с какой-то группой итальянских документалистов. Те готовятся к съемкам фильма: что-то о русских и Капри (и потому - затеяли консультации с L’associazione culturale Altreurope).
     Сюжетный гвоздь - партия между Богдановым и Лениным. И ведь была такая партия!
     В 1908-ом. Позже вождь пролетариата обвинил философа в релятивизме и забвении марксистских традиций (в "Материализме и эмпириокритицизме"). Кончилось история плохо.
     А ту партию на Капри Богданов, судя по всему, выиграл. В всяком случае, к такому выводу пришли дотошные гроссмейстеры из итальянской шахматной ассоциации, проанализировав расположение фигур на легендарной фотографии - см. под катом ("L’Italia Scacchistica" - Gennaio-Febbraio 2004, numero 166, pp.54-55).
     Ильич, видать, зевнул и Александр Александрович эмпириомонистически беспощадно взял зафук Пешкова пешку.
marchenk: (Default)
     Екатерина Деминцева. Быть "арабом" во Франции. М. НЛО. 2008 (см. фрагмент книги: о бытовом расизме с которым сталкиваются молодые представители второго поколения магрибинцев во Франции и его возвратных эффектах - виктимности, превентивной агрессии и т.д.). Читать обязательно: это не агитка кота Леопольда, а - сложно о сложном. Социальную микромеханику дискриминации куда труднее деавтоматизировать, интеллектуально разоблачить и перевести на практический язык Сопротивления ксенофобии, чем политический, идеологически и организационно оформленный фашизм. Проблема "возвратных эффектов" - тема с еще большим радиусом детонации: страх навредить и выпустить джиннов из бутылок скрытых конфликтов здесь сильнее в разы. Но в бутылку лезть надо. В защитных скафандрах научной методологии и с сознанием ответственности за оборот полученного знания.
     Читая, вспомнил эпизод на ж/д вокзале Termini в Риме... Это было спустя месяц после атаки на World Trade Center 11 сентября 2001 года. Два молодых парня одетые в магрибские одежды стояли в очереди к кассам. Спросили билеты на Eurostar до Турина. Кассир - уставшая к вечеру женщина, даже не смотря в компьютер, сказала, что, к сожалению все места заняты. Не успела она договорить, как один из парней закатил истерику:
     - Вы... Вы не продаете нам билет только потому что мы арабы?!... потому что арабы - да?!! потому что мы все - террристы?!!!
     Сотрудница перепугалась, попробовала как-то успокоить: "Нет-нет... На этот поезд действительно не осталось билетов..."
     - Вы даже не посмотрели на экран!
     - Я смотрела. Чуть раньше... С тем же вопросом пять минут назад обращались другие...
     Бесполезно. Приятель возмущенного марроканца пытался как-то сгладить общую неловкость, что-то говорил другу на своем языке, но тот не успокаивался:
     - За что Вы нас ненавидите?!
     Мы, стоявшие в очереди, не знали как себя вести. Любая реплика могла добавить масла в огонь. Слава богу, не нашлось ни одного идиота, глухого к тому, что могут чувствовать Другие. Грустно, но никому не пришла в голову фраза, способная дать понять тому молодому парню из Магриба (оба явно прожили в Италии несколько лет, т.к. сносно изъяснялись на языке) - мы ему не враги.
marchenk: (Default)
     В 2006 году Папа Римский посетил лагерь смерти в польском Освенциме. "Его реакция на увиденное, по словам свидетелей, была очень личной. Он пешком обошел весь мемориал, отказавшись от автомобиля, и в конце обратился к небесам: "А где ты был, Господи?".
    Одной из самых пронзительных религиозных сцен в кинематографе XX века для меня навсегда останется сцена из "La Notte di San Lorenzo" братьев Тавиани.
    Жителей маленького тосканского городка нацисты согнали в подвал дома, приказав на следующий день всем укрыться в церкви (минировали здания перед приходом американцев) и пригрозив, что ослушников ждет расстрел. Ночью между узниками разгорается спор: бежать или довериться, поступить как было сказано. Горожане делятся на две группы: одна покидает подвал и в темноте старается уйти как можно дальше от погони, другая - на рассвете бредет к собору.
     У священника в храме - тепло на глазах: все как встарь, как во времена первоапостольского братства... Люди из узелков крошат хлеб для причастия, у кого-то находится бутылка вина... Звучит орган и "Ave Maria!"... Церковь - укрытие и приют, вера - последнее за что может уцепится отчаявшийся человек... Прихожане растроганы. На их лицах - переживания, которые многие никогда не испытывали. Даже дети притихли и глотали облатки причастия вперемежку со слезами.
     Камера делает круг по церковным витражам и выносит зрителя на площадь перед собором. Немцы со "шмайссерами" и фаши в черных рубашках закрывают двери храма.
     Раздается взрыв.
     Ударная волна открывает створки, валит дым... Звук уходит, наступает гулкая тишина... Спустя минуту-две в дверном проеме появляется человек с оторванной рукой. Он не кричит, прислоняется к стене, оседает... Шатаясь, выходят другие: окровавленные, оглушенные, оцепеневшие от болевого шока...
    Мальчики-служки под руки выводят священника. Одновременно с ними на паперти оказывается женщина, прижимающая к груди мертвую дочь. Священник вырывается, подбегает к женщине, помогая ей нести девочку. Оба, обезумев, молча смотрят на тело, переводят взгляд на друг друга, делают шаги вниз, ступенька за ступенькой... Этот долгий взгляд словами не описать.
    Сойдя на площадь, женщина - без надрыва, без упрека, без ненависти, спокойным, но твердым голосом произносит:
    - Стойте. Оставьте меня. Я сама. Теперь я сама.
marchenk: (Default)
    Есть люди и книги, которым обязан не только знаниями, но и представлениями о том, как должен держаться человек в нечеловеческих условиях, как не поддаваться интеллектуальному сколиозу эпохи, быть честным хотя бы наедине с собой. На книгах и статьях Ольги М. Фрейденберг выросло не одно поколение исследователей античности, филологов, историков, этнологов, увлеченных cultural studies, семиотикой... Для меня ее "Поэтика сюжета и жанра" была настольной книгой в течении четырех лет (писал диплом по древнегреческой мантике). Статьи, посвященные античной мифологии, эпосам, трагедиям, утопиям, давали куда более панорамный взгляд на современность, нежели вся постперестроечная пресса вместе взятая.
    "Переписка с Пастернаком" - один из лучших образцов эпистолярного жанра на русском языке (О.М. в письмах выглядит одареннее, умнее и наблюдательней, чем ее овеянный славой кузен-ипохондрик; в ее слоге читалась духовная грамматика и стиль, достойные прямоходящих, в то время как Пастернак меня тогда оттолкнул нарциссизмом, синдромом Труффальдино в человеческих отношениях и в "литературной стратегии").
     Спасибо [profile] albutius, давшему ссылку на фрагменты блокадных дневников О.М.Ф. ("Осада человека"; см. о "Записках" Фрейденберг и "Записных книжках" Гинзбург). Это - в мемориз. Как бы Вы не оценивали ту эпоху - пожалуйста, прочитайте. Не так много у нас столь бескомпромиссных свидетельств об эпохе Тиамата. Тирания, диктатура, авторитаризм, государственный террор, репрессии, круговая порука страха и отчуждения, инфляция прав, свобод и достоинства человека отвратительны вне зависимости от того, какой идеологией они "оправдывались" и чьим равнодушием воцарялись как норма.
marchenk: (Default)

     После того, как 11 апреля в Москве были избиты участники акции протеста против милицейского произвола дискуссия о том, как всему этому противостоять может шатнуться в любую сторону. Настаивающих на радикализации, доказывающих, что  методы легального, правозащитного сопротивления исчерпаны и "не работают", можно понять. И все же - мысль о том, что любая активность основанная на насилии, неэффективна и аморальна - не на пустом месте выросла. За ней - долгий диссидентский опыт всей Восточной Европы, включая Россию. В силовом противостоянии общество всегда - сторона слабая, а власть - вооруженная до зубов. И на добрую сотню нормальных милиционеров, защищающих граждан от преступников, всегда найдется с десяток латентных ментов-садистов, получающих удовольствие от бесправия и незащищенности тех, кто  решил воспользоваться своим правом публично заявить о своем протесте. Осадить их можно по-разному. Смеятся, когда сердце темнеет от гнева - одно из средств. Имхо, оно было и остается лучшим противоядием от каменеющей власти и ее потерявших совесть охранников.          
      Правозащитник, тренер, физик, альпинист Марек Новицкий любил рассказывать про хэпенинги польской "Оранжевой Альтернативы" (Pomarańczowa Alternatywa, основана художником Вальдемаром «Майором» Фидрихом в 1983 году), наследующей традиции голландских контркультурных движений «Прово» и «Партия Гномов». Члены этой организации просили, чтобы граждане, наряженные гномиками, приходили манифестировать в определенный час на рыночную площадь. Среди обычных гномов были и гномы особые - те, что имели корочки ORMO (Ochotnicza Rezerwa Milicji Obywatelskiej - добровольный резерв гражданской милиции; организация типа ДНД в СССР).
     Когда полицейские власти отдавали приказ хватать и арестовывать гномов, начиналась феерия: сотни гномов-дружинников с энтузиазмом принимались хватать друг друга и остервенело тащить в автозаки. За считанные минуты милицейские машины набивались до краев, а рядом стояла толпа обиженных гномов, требующих увеличения посадочных мест.    

Profile

marchenk: (Default)
marchenk

January 2013

S M T W T F S
  123 45
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 04:36 pm
Powered by Dreamwidth Studios